«Я не помню, бежала, шла или ползла». Истории беженцев из Арыси

«Я не помню, бежала, шла или ползла». Истории беженцев из Арыси

Июль 11, 2019 Выкл. Автор admin

Сразу восьмерых арысцев приютила у себя одна шымкентская семья. Кров и стол получили два старика – соседа, и семья Оксаны Бояринцевой, ее 80-летняя мать и дочка с мужем и двумя внучками, старшей 6 лет, маленькой всего полтора года. И если мужчины еще держатся, с юмором вспоминая произошедшее, то женщины с первых слов не могут сдержать слез, так, говорят, это было страшно.

Антонина, Оксана, Татьяна, Ангелина и маленькая Ариша могли потерять друг друга, как сотни других арысцев, которые 24 июня бежали от взрывов снарядов. Утром горожане отвели своих детей в детские сады, которые затем эвакуировали кто куда.

«Я не помню, бежала, шла или ползла». Истории беженцев из Арыси

Оксана вспоминает, что тоже привела внучек в детский сад и только собралась уходить, когда грянул первый  взрыв. В тот момент люди еще не понимали, что произошла трагедия, которая разделит их жизни на «до» и «после», говорит, что предположили – это учения на полигоне и ничего страшного. Однако снова рвануло, и завыли летящие на город снаряды.  

«Я привела в садик, слышу  бабах, далеко что-то белое, подумала, может учения. Воспитательнице говорю, заберу детей. А она, да нет там учения, наверное. Но я все равно старшую забрала, они на улице зарядку делали. А маленькая завтракала, воспитатель говорит, пусть доест. Я как чувствовала,  нет, забираю. И мы только из садика вышли, и такой взрыв, и все небо черное, и все стали орать. У меня у самой аж руки опустились , дети упали,  я их за руки взяла, а у меня словно ноги отказали, идти не могу, и вот левую сторону как отбило, может, контузило,  ничего не слышу. Я не помню, бежала я, или шла, или ползла,  но как-то детей тащила. Дошла до дома, говорю дочке: «Уезжай с внучками сама, мы что уж, умрем, так умрем». А потом решили уходить»,- призналась Оксана.

ЧЕЛОВЕК БЕЗ ЛИЦА

Дочка Оксаны Татьяна – мама Ариши и Ангелины, рассказывает, что в то злополучное утро черного понедельника, наконец, выбралась на прием к стоматологу. Врач только успел сделать обезболивающий укол, как раздался взрыв. Не помня себя от ужаса, Таня побежала домой, когда город накрыло новой взрывной волной, молодая женщина очнулась на земле, все тело в осколочных ранах.

«Я бегом срезаю через роддом, и тут третья волна, и как нас всех снесло, я упала, очнулась, встала  и бегу. Никто никого не подбирает, кто ногами идет, кто едет. Я только успела документы положить. Старшую дочку забрала в чем была: шортики и кофточка, а  младшей сумку зацепила, там двое трусиков было, маечка, которые в садик собрала ей. Бегом бежим по улице, а снаряды аж над головой летят, мы до базара добежали, там все магазины, банки все настежь,  перед нами снаряды падают. Машины не останавливаются, а где мехколонна увидели человека, в которого снаряд попал, у него лица не было. Собаки лежат мертвые, кровища»,- делится ужасающими подробностями Татьяна Корчуганова.

ЭВАКУАЦИЯ В МИРНОЕ ВРЕМЯ

Из-за дикой паники в городе происходили аварии, люди метались, не зная, что им делать и куда бежать. В домах сразу повылетали стекла. Стало понятно, что нужно как можно быстрее покинуть  город, но, как и на чем неизвестно. Женщины со слезами рассказывают о длинной дороге из Арыси в Шымкент, долгие часы пешком по степи без воды и еды под палящим солнцем.

«Мама моя 80 лет, ходить не может, говорит, никуда не пойду. Я пока ее одела, пока спустила со второго этажа, сидели в огородике. Там загорелось  все, стало темно, все взрывается. Соседу говорю, давайте побежим. Вышли на трассу, мама еле идет. Мы потихоньку, одна нога, вторая. Знакомый довез нас до поселка Южное, высадил, и  опять взрыв. Пришлось идти дальше. Ехала скорая, нас человек 100 в эту скорую набилось, друг на друге сидели. Нас довезли до 41 разъезда. У одной начались роды. Нас всех из этой скорой высадили. Роды принимали в машине, а мы целый час шли пешком. Воды нету,  ничего нету, у мамы кровь идет с ног. Степь загорелась, даже платка нет на голову, в чем вышли в том и идем. Машины едут переполненные, никто не подбирает. Потом на бортовой машине, нас туда как баранов позакидывали еле-еле, весь тент разорвали, чтобы людям дышать. Довезли до какого-то поселка и там снова высадили. Мы три часа в  этом поселке сидели. Воды нет. Таким Макаром кое-как добрались до Монтайтаса. Там один местный предложил нас домой забрать. А у него уже толпа, и дети малые, и взрослые, всех он приютил. А у мамы кровь с ног идет, она в туалет каждые полчаса, а где в степи?! Принесли ей воды, мы ее помыли. Хозяин сам бегал, узнавал про транспорт, чтобы нас вывезти. Мы только к ночи попали в Шымкент, когда за нами приехал автобус»,-  говорит Оксана Бояринцева.

«БЕЖИМ-БЕЖИМ, ЛОЖИМСЯ»

6-летняя Ангелина, на первый взгляд, пришла в себя после жуткого происшествия в родной Арыси и страшно долгой и тяжелой дороги в Шымкент. Однако, по словам мамы, весь ужас пережитого девочка вспоминает ночью, кричит и плачет во сне.

«Бежишь,  а трупы животных валяются, перешагиваешь. Вот человеку снарядом лицо снесло, сидит – рипит. Люди бегут, а он  сидит под палящим солнцем. Много километров шли, степь горит, идешь, и перед тобой снаряды падают, взрываются. Спасибо знакомый ехал, остановился, нас всех посадил друг на друга по три человека ехали.  Едем, а машина перегреется,  останавливаемся. Все черное, в гари,  голову не поднять, снаряды свистят. Людей давили,  даже люди на колени вставали, чтобы детей взяли, но никто не брал, все своим ходом шли – беременные, больные. В 9 утра все началось,  мы только в 9 вечера в Шымкент добрались. У меня дочка теперь ночью повторяет: «Бежим-бежим, ложимся, бежим, тапочки!» Это какой у ребенка стресс – это невозможно»,- плачет Таня.

В Шымкенте беженцев приютили дальние родственники. Помогли в эвакуационном пункте и неравнодушные члены еврейской общины, где состоят и Бояринцевы, купили кое-какую одежду, средства гигиены и продукты питания. Женщины, как и тысячи других жителей Арыси, теперь ждут восстановления родного города и переезда военных складов, как можно дальше. В акимате Туркестанской области уверяют, что экстренно делают и то и другое. Отмечается, что на сегодня ремонт завершен в 676 домах. Восстановительные работы ведутся на 3 040 объектах, среди них и частные дома и многоквартирные. Мобилизовано 190 строительных компаний, более 5 тыс. рабочих и 207 единиц спецтехники. Работы ведутся на 66 объектах здравоохранения, образования, спорта.

Последние новости Туркестанской области: